.

Сталин, Путин... XYZин

В процессе строительства сталинской утопии преступные враги были двух сортов. С одной стороны, всякие посторонние вредители, представители враждебных групп, профессий, социумов и классов, а с другой – внутренние, свои же коммунистические утописты, неправильно понимавшие задачи. И тот и другой тип врагов расширялся, и к концу правления Сталина не было простого гражданина или чиновника, которого было бы не за что посадить. Член высшего руководства, министр и замминистра и начальник отдела и так далее в любую минуту мог оказаться английским шпионом, подлежащим расстрелу. Причем ему для этого ничего не надо было делать, все делалось само.

В процессе созидания путинской утопии известной под названием «России, встающей с колен» врагами сначала были исключительно посторонние вредители – бизнесмены. Достаточно быстро выяснилось, что любой бизнесмен – вор и преступник, и если он до поры до времени не посажен, то благодаря исключительному долготерпению и благости силовых или каких-то смежных государственных структур. Однако постепенно люди стали понимать, что если кто-то платит за исключительное долготерпение и благость, то кто-то, вероятно, и получает мзду. Тема мздоимства разрасталась постепенно, но неумолимо - раньше граждане в принципе допускали возможность существования честных людей во власти. Сегодня же все знают, что все чиновники – взяточники и казнокрады, причем берут они не только с бизнесменов, которые, как выяснилось в процессе Ходорковского, даже сами у себя воруют, а вообще со всех граждан.

Президент Медведев тему коррупции всячески развивал с какой-то прямо младенческой дурашливость, как будто человек и впрямь не подозревал, что никаких выборов в России нет, все решают бюрократические кланы и вообще у «Жигулей» свой путь. Раньше считалось, что бдительные органы постоянно копят компромат на взяточников и казнокрадов, и была надежда, что если ты временно не воруешь, то все обойдется. Но оказалось, что бдительные органы сами заняты взяточничеством и казнокрадством и им недосуг.

Коррупция оказалась таким же необходимым побочным продуктом построения коммерческой утопии, как уклонение от линии партии побочным продуктом построения утопии коммунистической. Тогда получалось, что если ты строишь коммунизм, то с большой долей вероятности являешься врагом народа, теперь получается, что если ты строишь коммерческую утопию, то являешься казнокрадом и взяточником. Нет такого чиновника, которого нельзя было бы посадить, каждый член высшего руководства, министр и замминистра и начальник отдела и так далее в любую минуту может оказаться взяточником, подлежащим посадке.

В прошлом, группа товарищей из политбюро, собралась и разоблачила Лаврентия Павловича Берию как английского шпиона и бабника. Дальше все сошлись на формуле – вы больше нас не сажаете, а мы больше не обращаем внимания на то, что строительство коммунизма не задалось. Исходя из этой логики, человека, который олицетворяет идею борьбы с коррупцией, надо  разоблачить как английского (американского) шпиона, после чего перейти к формуле «вы нас не сажаете, а мы не требуем от вас коммерческой утопии».

Тогда на чем будет строиться легитимность власти? Как устроить, чтобы чиновники продолжали оставаться ворами и коррупционерами, но при этом их перестали считать таковыми? Технически это решается через легализацию мздоимства, чтобы люди платили со взяток налоги как со своего бизнеса. Развитый европейский феодализм предоставлял в этом направлении некоторые возможности в виде индульгенций, продаваемых папской курией, которые являлись налогом на грех. В Средние века это было делом ненадежным, индульгенции не везде принимали, а в итоге все вообще кончилось реформацией. То бишь, мы опять не знаем, какое общество строит Владимир Путин.

No comments:

The only way of discovering the limits of the possible is to venture a little way past them...