.

ВОПРОС. Грядут последние #presidentialdebate после чего #USA выберут #TrumpDonald or @HillaryClinton и дату новой WW. Что лучше?


Уже прошли первые и вторые дебаты кандидатов в президенты #USA @realDonaldTrump и @HillaryClinton Скоро грядут последние #presidentialdebate после чего Америка будет принимать окончательное решение и выбирать своего президента. 

Если сейчас победит Дональд Трамп, то учитывая его темперамент и сегодняшнюю геополитическую ситуацию, в ближайшие два-три года он обязательно усилит одну из текущих войн, которая достаточно быстро выйдет за локальные пределы и станет глобальной. 

Сирия

И республиканцев, и демократов на Капитолийском холме беспокоит та политика, которую администрация Обамы проводит в условиях данного конфликта. Это не преувеличение, ибо иными словами просто не назовешь ту злобу, с которой определенные вашингтонские круги говорят о действиях президента Обамы в связи с сирийским кризисом. Республиканские сенаторы, такие как Джон Маккейн, Линдси Грэм, Том Коттон и Боб Коркер, в один голос умоляют администрацию выйти на передний план и начать проводить более агрессивную политику в отношении режима Асада, дабы призвать диктатора к ответственности за преступления, совершенные им против собственного народа. Боб Коркер так сказал о недовольстве своих однопартийцев во время слушаний в комитете по международным отношениям, где выступал заместитель госсекретаря Энтони Блинкен, оказавшийся в незавидной ситуации, поскольку в зале было полно враждебно настроенных сенаторов, пытавшихся защитить подходы администрации: «Мне кажется, это будет поразительное явление — провальное президентство в том, что касается внешней политики. Налицо нежелание закатывать рукава и заниматься трудными вопросами, которые нам все равно придется решать». Даже Николас Кристоф из New York Times, который все время поддерживал внешнюю политику президента Обамы, и тот призвал Америку проявить лидерство и остановить гуманитарную катастрофу в Алеппо, где продолжается бойня гражданского населения.

Бесполетные зоны, гуманитарные коридоры, зоны безопасности для беженцев в Сирии, а также удары по военным аэродромам Асада, чтобы поставить на прикол сирийские ВВС, все это включено в состав тех мер, которые может принять администрация, чтобы помочь внутренней оппозиции восстановить утраченное положение и избежать военного ослабления. Кандидаты в вице-президенты Тим Кейн (Tim Kaine) и Майк Пенс (Mike Pence) оба выступили в поддержку гуманитарной зоны безопасности в Сирии, чтобы сирийские и российские самолеты не летали и не бомбили остатки гражданской инфраструктуры. Однако все эти варианты действий могут открыть ящик Пандоры, приведя к новому насилию, проблемам и великодержавному соперничеству между Вашингтоном и Москвой в таких масштабах, каких мы еще не видели.

Война в Сирии стала одним из самых ужасных гуманитарных бедствий в сегодняшнем мире. Башар аль-Асад это военный преступник, который должен предстать перед судом в Гааге, а не сидеть в президентском дворце в Дамаске, руководя беспорядочными и беспрецедентными по размаху бомбардировками с применением бочковых бомб против гражданского населения по всей стране. Но Соединенным Штатам придется смириться с жестокой реальностью, заключающейся в том, что Российская Федерация позволяет Асаду вести войну так, как ему хочется, и что Москва преисполнена твердой решимости обеспечить режиму выживание, в связи с чем американские военные действия против сирийского правительства могут спровоцировать русских на новый виток военных действий. Как пишет в этом издании Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), «Соединенные Штаты не знают наверняка, будет ли Москва бездеятельно наблюдать за тем, как американские войска атакуют сирийские силы».

Йемен

Гражданская война в Йемене за 18 месяцев унесла жизни примерно 10 000 человек. На первый взгляд может показаться, что конфликт в этой самой бедной стране арабского мира совершенно понятен и оправдывает устойчивую американскую поддержку. Возглавляющая военную коалицию Саудовская Аравия это стратегический союзник США в регионе. А хуситы напротив — незаконные вооруженные формирования боевиков, которые пользуются поддержкой Ирана и силой оружия свергли демократически избранное и признанное на международной арене правительство. Ну почему бы Америке не поставить саудовцам оружие на миллиарды долларов и не заправлять в воздухе их самолеты, когда те пытаются восстановить легитимное йеменское правительство? 

Ответ на этот вопрос кроется в потерях среди гражданского населения, в многочисленных доказанных фактах военных преступлений, совершаемых против мирных жителей, а также в целенаправленных бомбежках больниц, клиник и портов с целью превратить в кошмар жизнь в контролируемых хуситами районах. Кроме того, ответ в результатах этой кампании на сегодняшний день: американские разведывательные данные и поддержка, оказываемая на протяжении 18 последних месяцев, не внесли особых изменений в ход войны. Этот конфликт как и прежде трудноразрешим; соотношение сил в ходе боевых действий стабилизировалось, а у проправительственных войск так мало конкретных успехов на поле боя, что йеменская столица по сути дела находится под властью повстанцев. Продавая саудовцам больше оружия и дозаправляя их самолеты в воздухе, чтобы им не нужно было возвращаться на базу в Эр-Рияд, Соединенные Штаты способствуют этому кровопролитию, давая Саудовской Аравии и йеменскому президенту Хади дополнительные стимулы для продолжения войны вместо того, чтобы вести переговоры. Зачем государству заниматься дипломатией с целью прекращения конфликта, когда оно безостановочно и гарантированно получает американское оружие и разведывательную информацию для ведения боевых действий? 

Нет сомнений, что Саудовская Аравия попросит следующего президента сохранить существующее положение вещей. Это означает дополнительные военные контракты на миллиарды долларов, защиту саудовцев в Совете Безопасности ООН и в Совете по правам человека. Но новый президент должен противостоять этим призывам и сокращать объемы помощи, спрашивая себя о том, почему военное вмешательство США в межконфессиональную гражданскую войну в американских национальных интересах, и как это способствует контртеррористическим целям Вашингтона в борьбе с «Аль-Каидой» в Йемене.

Украина

По всем объективным меркам, русские относятся к Украине как к вассальному государству, которое заслуживает того, чтобы силой добиться от него подчинения, но не как к независимой стране, чей суверенитет следует соблюдать. Аннексия Крыма и российская военная поддержка сепаратистов в Донбассе являются неприкрытыми военным акциями, как если человек кувалдой пробивает дверь, чтобы попасть на чужую вечеринку. С правовой точки зрения российская интервенция (кто-то может назвать ее тайным вторжением) на Украине противоречит основам международного права и государственного суверенитета, которые были заложены ООН после Второй мировой войны. Государство, которое не может принимать решения, не беспокоясь о том, что сепаратисты разожгут новое насилие на его территории, по определению не обладает свободой воли. 

Тем не менее, если отложить в сторону нарушения норм международного права, мы столкнемся с простой истиной, заключающейся в том, что у русских есть национальные интересы в той части мира, и что эти интересы противоречат распространению демократических идеалов Запада. Президент Путин просто ничего не смог поделать в условиях, когда пало правительство Виктора Януковича, которому на смену пришла более прозападная власть. Меньше всего Путину хотелось получить на своих границах очередное государство, которому не терпится вступить в НАТО. Поэтому он предпринял действия, мешающие реализации такого проекта. Нам в США и Европе это может не нравиться, однако мы должны это понять.

Когда в Белый дом придет президент Клинтон или президент Трамп, они получат те же самые рекомендации по Украине, которые получал президент Обама. Бывший верховный главнокомандующий силами НАТО Джеймс Ставридис (James Stavridis) и бывший посол США на Украине Стивен Пайфер (Steven Pifer) настаивают на том, чтобы Вашингтон поставил Киеву оборонительные системы вооружений, дабы Путину было труднее и накладнее осуществлять свою политику. С ними согласны многие законодатели. Закон о бюджетных ассигнованиях на оборону за 2016 год включает положение, согласно которому Белый дом может оказать помощь украинской армии на сумму 50 миллионов долларов, поставив туда все что угодно: контрбатарейные РЛС, боеприпасы, бронебойное и групповое оружие.

Как будут реагировать русские, если украинцы поставленным из США оружием начнут убивать их военнослужащих на поле боя? Этот вопрос остается без ответа, как будто политический курс Украины настолько важен, что даже говорить о российской реакции не стоит. Предложения увеличить поставки оружия на этот театр военных действий, где у Москвы гораздо больше интересов, чем у США, наверняка вызовут противодействие и антагонизм со стороны России, и могут разжечь пламя этого пока тихо тлеющего конфликта. Опосредованная война чужими руками, которую ведут американцы и русские, очень сильно напоминает 1980-е годы, особенно в связи с тем, что статус Украины имеет гораздо большее значение для стратегических позиций Москвы, чем Вашингтона.




Однако при любом раскладе, есть большая надежда, что в любом варианте все ограничиться традиционной гибридной войной, и до применения ядерного оружия дело не дойдет.


Если сейчас победит Хилари Клинтон, то учитывая ее политический опыт, в ближайшие четыре года глобальной войны не будет. Однако военную машину США она остановить не сможет: сегодня Америка тратит на вооружение больше, чем остальные лидеры военных расходов: Англия, Германия, Китай, Россия, Индия, Саудовская Аравия, Франция и Япония вместе взятые. А в истории еще не было случая, что бы имея тактическое превосходство в вооружении, генералы не рвались в бой за спинами своих солдат. При этом Дональд Трамп свои президентские амбиции явно не оставит, возможно создаст свою партию, и все равно победит на ближайших или следующих выборах. Как только он станет Президентом, то в ближайшие два-три года развяжется новая мировая война, Однако учитывая повсеместный рост международной эскалации, почти наверняка в этой войне дело дойдет и до ядерного оружия. Вашингтон и Москва больше не делают шагов навстречу друг другу в вопросе сокращения огромных ядерных потенциалов. У них по-прежнему достаточно оружия для взаимного уничтожения и превращения мира в руины. Соединенные Штаты и Россия обладают большим количеством плутония, оставшимся со времен холодной войны. Ни одна из двух стран больше не производит плутоний или, по крайней мере, не производит плутоний, который может быть использован при производстве оружия. В международной лаборатории по расщепляющимся материалам Принстонского университета подсчитали, что запасы плутония, которые могут быть использованы для создания оружия, составляют 88 тонн в США и 128 тонн в России. Открытые источники говорят о том, что для производства одной единицы оружия требуется не более 4 килограммов плутония. Хотя это спорный момент, потому что в Америке в среднем технологии позволяют производить оружие из меньшего количества плутония. Но даже из расчета четырех килограмм, можно представить, что 88 тонн достаточно для производства 22 тысяч единиц тактического и стратегического ядерного оружия. 


В связи с этим в голове у автора возникает резонный вопрос к выборщикам США - какой сценарий развития событий для них предпочтительнее?
  • Победа Трампа и глобальная война без ядерного оружия в ближайшие 2-3 года?
  • Победа Клинтон и мировая война с применением ядерного оружия через 6-10 лет?  

Ответ мы узнаем 8 ноября.

No comments:

The only way of discovering the limits of the possible is to venture a little way past them...